//
you're reading...
Children's Illustration

© Yelena Yasen. Unity of Theme. “Children’s Literature,” Moscow, April, 1978

© Елена Ясногородская. Статья о ленинградской художнице Ольге Богаевской, редактор Л. С. Кудрявцева, «Детская литература», Москва, Апрель, 1978, стр. 69 – 73. Об О. Богаевеской см.: Богаевская, Ольга Борисовна – Википедия.

 

Единство темы

 

Ольга Борисовна Богаевская проиллюстрировала около тридцати детских книг. У нее есть иллюстрации к прозе и поэзии, к научно-художественной и исторической литературе. Но ее тема в искусстве – это пора формирования человека, его детство и ранняя юность, первые столкновения с трудностями жизни и их преодоления. Эта тема определилась с первых самостоятельных шагов художницы, однако воплощение ее с годами менялось, совершенствовалось.

© О. Богаевская. Обложка к “Красному платочку” А. Прокофьева. 1976 (цветная репродукция из коллекции автора)

Одна из первых удачных книг О. Богаевской   – «Малышам» К. Д. Ушинского (Л., Детгиз, 1957). В ней наряду с традиционными для времени картинками есть удачные листы, в которых сквозит атмосфера покоя, уюта, взаимопонимания между детьми и взрослыми. Точность в изображении костюмов второй половины XIX века сообщает достоверность ситуациям, не раскрытым в подробностях.

В 1963 году художница проиллюстрировала стихотворный сборник Г. Новицкой «Нарядная земля» (Л., «Детская литература», 1963), который хочется отметить как веху в ее творческом развитии. В этой книге к умению обыграть деталь , создать вокруг персонажей лирическую атмосферу добавилось стремление использовать весь книжный макет, его возможности. В иллюстрациях возникла среда, окружающая человека.

В семидесятые годы окрепшее графическое мастерство О. Богаевской породило целую серию творческих удач – это иллюстрации к книгам «Синие листья» В. Осеевой (М., «Детская литература», 1971), «Здравствуй пальчик! Как живешь?» Н. Саксонской (М., «Детская литература», 1972), «Бабушка и внуки» Н. Поляковой (Л., «Детская литература», 1973), «Зеленая ветка мая» М. Прилежаевой (М., «Детская литература», 1976), «Красный платочек» А. Прокофьева (Л., «Детская литература», 1976). Качественно новые черты в создании художественного образа появились именно в этой книге; особенно отметим оформление суперобложки.

Какой точный эквивалент поэзии Прокофьева – круглая веснусчатая рожица с сияющими голубинками глаз. Кумачевый платок, кажется, так и родился вместе с этой озорной головкой. Она смотрится самым ярким цветком огромного полевого букета, который еле удерживают детские руки. Здесь атмосфера радости, летнего тепла возникает из сочетания скупых, но безупречно точно отобранных деталей и понимания возможностей белого поля, которое теперь стало для художницы средством для создания нужной ей атмосферы.

Совершенствование иллюстративного метода О. Богаевской органично привело ее к чрезвычайно удачному решению исторической темы, трудной для любого художника. Ею проиллюстрировано несколько книг о революционном прошлом России. Это «Алеша Каленов» Е. Драбкиной (М., «Детская литература», 1962), «Малярка» О. Матюшиной (Л., «Детская литература», 1962),  книги о В. Ленине, его соратниках и друзьях – «Удивительный год», «Три недели покоя» М. Прилежаевой (М., «Детская литература», 1967, 1975).

Несомненно, большой удачей можно считать книгу о детсве детей Ульяновых – «Сердце матери» З. Воскресенской (М., «Детская литература», 1976). Понять в полной мере, откуда эта удача, можно только если иметь в виду развитие О. Богаевской и как живописца. Ольга Борисовна училась в мастерской прекрасного русского художника А. А. Осьмеркина. В какой-то мере можно считать, что у нее был еще один учитель, друг А. Осьмеркина, незаслуженно забытый мастер А. И. Савинов. Эта школа дала художнице подлинную живописную культуру.

Своейственная О. Богаевской проникновенность, соединившись с навыками школы, дала прекрасный сплав: в ее лучших работах (широко известной картине «Гости», иллюстрациях к «Сердцу матери», «Зеленой ветке мая» М. Прилежаевой, картине «Карнавал», которую она пишет сейчас) продолжилась традиция, заложенная обаятельной русской художницей З. Е. Серебряковой. У обеих художниц ясно звучит тема полнокровного детства, когда мир полон света и красок, лица детей светятся чистотой, и неповторимо все, что их окружает. Так через З. Серебрякову, А. Осьмеркина и А. Савинова – художников одного круга, сохранивших лучшее в русской художественной традиции от века минувшего для века нынешнего, через О. Богаевскую – нашу современницу – сохраняются и умножаются приобретения русского советского искусства. «Сердце матери» – приобретение советской книжной графики семидесятых годов.

Идея книги стала складываться у художницы задолго до непосредственного ее воплощения. К юбилейной выставке – столетию со дня рождения В. И. Ленина – она подготовила картину «Брат и сестра» (Аня и Саша Ульяновы). О. Богаевская много работала на натуре в Ульяновске, стараясь ощутить обстановку конца прошлого века. Картина удалась. Убедителен конкретно конкретно прочуствованный интерьер комнаты, в которой будто кружит целый рой тревожных вопросов, – Аня и Саша осмысляют только что произошедший разговор. Лицо Ани исполнено серьезной задумчивости, в Саше ощущается порыв, который и мог привести к покушению на жизнь царя.

О. Богаевская в своих работах не просто повторяет знакомые нам черты В. Ленина, Н. Крупской, их соратников, близких, а стремится понять, почему судьбы этих людей сложились именно так? Почему все пять детей Ульяновых ушли в революцию?

Художница не случайно обращается к истокам всем, казалось бы, известных биографий. Этот некий интерес к корням, питающим древо жизни, к традиции формирования человеческого в человеке. Последующая работа над книгой З. Воскресенской дала художнице возможность раздвинуть границы одномоментного эпизода, развернуть панораму русской действительности на рубеже двух веков.

За окнами сибирского дома ей видится не провинциальный пейзаж, а слышится тревожный гул российских дорог. Подводы с имуществом уезжающих из города Ульяновых (в связи с казнью Саши) словно раскачивают улицу. Они заставляют ее раздвинуться, упереться в самый горизонт – принять на себя нечто мощное, способное к действенным изменениям.

Другой пейзаж рисует перед нами необъятную ширину реки с деревьями до поднебесья. В лодке стоит девочка, будто загипнотизированная группой людей, бредущих по далекому берегу: Аня впервые воочию увидела идущих по Владимирке каторжников. Это первое, быть может, потрясение контрастом между прекрасной природой и человеческой Бедой.

В саду играют дети. Фигуры детей, женщины, дом в глубине – все растворяется в зелени, тонет в цветах, в листве деревьев. Изображается не реальное бытовое действие, а поэтическая суть происходящего. На зеленой поляне сидит Аня. Ее поза, цвет платья, выражение лица – все, вплоть до манеры, в которой положены мазки акварели, напоминает русскую живопись конца XIX века, образы В. Серова и, одновременно, В. Борисова-Мусатова.

Емкие образы книги «Сердце матери» в сущности воссоздают духовную атмосферу жизни интеллигентной русской семьи в конце XIX века. Содержание иллюстраций и сама манера исполнения будят наши ассоциации, напоминают о значительной роли, которую играло тогда искусство – живопись, поэзия, театр, музыка, формировавшие демократическую и революционную интеллиненцию начала XX века.

Иллюстрации О. Богаевской заставляют под каким-то новым углом зрения ощутить тот противоречивый этап русской истории, который через несколько лет привел к 1905-му, а позднее к 1917-му году.

Все сложно. Из этого тепла, понимания самых тонких движений детской души, из мира детских игр (любимой игрой у Ульяновых была игра в страну добра и радости) вышли люди железной, порой неукротимой воли. И не случайно самая первая иллюстрация в книге О. Богаевской – дети, складываюшие из букв азбуки слово «мама». Самая последняя – седая, одетая в черное платье Мария Александровна Ульянова, играющая на пианино. Она почти до самой смерти сопровождала детей по ссылкам, и с ними почти всегда была музыка.

Книга «Сердце матери», органично вытекающая из всего творчества О. Б. Богаевской, удачна не только потому, что с темы снимается «хрестоматийный глянец». Искренне заинтересованный взгляд на прошлое позволяет О. Богаевской напомнить читателю о роли, которую в жизни человека играет детсво.

 

 


 

Advertisements

About Yelena Yasen

Yelena Yasen (Елена Ясногородская): M.A. in Art History and Criticism from The Academy of Fine Arts, St. Petersburg, Russia. Work history includes: The Hermitage Museum, St. Petersburg, Russia; Brooklyn Museum, New York; New School for Social Research, New York. Presently: College Professor, Writer, Art Designer; an author of "Russian Children's Book Illustration or Another Chapter in the History of Russian Avant-Garde" (Institute of Modern Russian Culture, University of Southern California, Archive) and more than 30 published articles in Russian and English.

Discussion

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: