//
you're reading...
Children's Illustration

© Yelena Yasen. Expressive Line. “Children’s Literature,” September, 1977

© Елена Ясногородская.  Статья о ленинградской художнице Татьяне Шишмаревой. Редактор Л. С. Кудрявцева, «Детская Литература», Москва, Сентябрь, 1977, стр. 68 – 71

 

Говорящая линия

 

 

shishmareva-griboedov-right-side

А. Грибоедов, Сцена бала, “Горе от ума”, Дет. лит., Л., 1969 (из коллекции автора)

Сегодня в Ленинграде работает старейшая советская художница Татьяна Владимировна Шишмарева. По ее книгам можно не только проследить этапы, которые прошла советская книжная графика, но и увидеть то лучшее, что в этой области было накоплено. Темой одной из ранних книг Т. Шишмаревой стало извечное обновление природы (А. Чапыгин, «Весна в лесу», Л. Госиздат, 1926). Но в ее трактовке ощутим тот дух перемен, которым была пропитана вся художественная атмосфера послереволюционных лет. Все по-новому: вместо леса – часть огромного ствола, Одна только кора – уже целый мир, сверкающий и необычный. Озеро – это и яркое пятно на пустом страничном поле, это и клетка, в которую закована игрушечно-яркая утка. Вокруг не просто белая бумага, а наступающий со всех сторон снег. Шел активный диалог, подразумевающий в зрителе заинтересованного собеседника. Давала себя знать основная тенденция времени: понять натуру как структуру, сочлененную из разных элементов живой и неживой природы – зверей, дерева, озера и т.д. То, что детская книга 20-х годов одной из первых уходила от экспериментов и формализма к постижению истинной сложности мира, и видно по работам Т. Шишмаревой тех лет. Теперь, в ретроспективе чувствуется определенная наивность ее подхода к освоению действительности. При аналитической разглядывании деталей порой терялось синтетическое богатство живой натуры. Начинающая художница оказалась скованной методом, который она, что назыавается, не пережила, а переняла.

Сама Татьяна Владимировна говорит, что хотя первые профессиональные навыки она получила в мастерской А. И. Савинова, ее главная школа – это Детгиз. Воспитателем ее художественных устремлений был В. В. Лебедев, у которого она начала работать с 1925 года. Трудно было избежать его художественного влияния.

Время – 20-е годы – чувствуется в таких книгах Т. Шишмаревой, как «Таня-революционерка» Е. Верейской (М.- Л. Госиздат, 1928), «Ленинград –Одесса» А. Углова (М. – Л, Госиздат, 1929), «Слон» А. Куприна (М. – Л, Госиздат, 1929), «Кинозагадки» Е. Шварца (М. – Л, Госиздат, 1930), но в них больше стиля эпохи, нежели индивидуальности художника. Действительная творческая свобода пришла позже, да и жизненные обстоятельства не всегда складывались благоприятно для творческого развития. На некоторое время творческую работу над художественной иллюстрацией прервала деятельность в Учпедгизе. Многие художники в тот период были «брошены» на оформление учебников. Было и преподавание рисунка и акварели в Ленинградском институте инженеров промышленного строительства, была даже работа на кинофабрике.

shishmareva-griboedov-left-side

А. Грибоедов, Сцена бала, “Горе от ума”, Дет. лит., Л., 1969 (из коллекции автора)

Незадолго до войны Т. Шишмарева начала сотрудничать в детских журналах «Чиж» и «Костер», и как раз тогда ее иллюстрационная графика сблизилась с ее станковыми работами, в которых активную роль начала играть линия. Действительно, линия, гибкая и живая, станет для художницы основным средством выражения. Гораздо меньше она любит работы с тоном. «Пиковую даму» А. С. Пушкина (М.-Л., Детгиз, 1946) она не относит к своим лучшим работам. Но позволим себе возразить художнице. Ее «Пиковая дама» не случайно была положительно отмечена критикой, а часть оригиналов приобретена Русским музеем.

В этой книге есть та вечная изменчивость натуры, ощущения которой часто не хватало графике конца 20-х – начала 30-х годов. Здесь органически соединились графические и станковые приемы. Т. Шишмарева сумела с большим вкусом обыграть то, что, казалось бы, лишало книгу ее графической специфики – страничные иллюстрации в рамках. Построенные на богатых тональных переходах черной туши, они ведут основную мелодию, создавая ту полуреальную атмосферу повести, которая заставляет некоторых литературоведов относить «Пиковую даму» к фантастическому жанру. В них нет предметности, конкретности обстановки. Люди, бокалы, мебель не дифференцированы спецефическими признаками. Все лишено тяжести, объемов, все растворяется в тягучем, вязком, словно дышащем пространстве. Фрагменты таинственных помещений создают ощущение тревоги, откуда-то грозящей опасности. Но вот Герман в ужасе вскидывает вверх руки, его резкой жестикуляции противоречит спокойное движение мечущего банк Чекалинского – и в этом жанровом мотиве разрешается напряжение, нагнетавшееся от страницы к странице.

Возможности тонального рисунка, методом которого работали тогда многие, Т. Шишмарева использовала исключительно творчески. Она обыграла контраст между тональной и перовой манерой, в которой выполнены заставки и концовки. Эти легкие арабески, напоминая о рисунках самого А. С. Пушкина, вводят нас в пушкинский мир, в XIX век с его любовью к классике с рисунками К. Брюллова, Ф. Толстого… Погружая моментами читателя в прошлое, художница напоминает, что в любую эпоху человеческая жизнь полна противоречий. Процесс постижения зрителем художественного замысла приобретал динамику. Взаимодействие разных манер создавало игру, многослойность восприятия.

В послевоенные годы усиливается интерес издательств к классике. Детгиз заказывает Т. Шишмаревой иллюстрации к «Похищенному» и «Катрионе» Р. Стивенсона (М. 1947). Стилистически эти работы близки к «Пиковой даме». В конце 40-х годов появилось первое издание «Горя от ума», которое переиздавалось впоследствие около десяти раз, сначала в Детгизе. По этим перезданиям видно как Т. Шишмарева постепенно и не всегда легко шла к своей манере. В тоновых иллюстрациях первых изданий не было артистизма, покорявшего в «Пиковой даме». Напротив, они тяжеловесны и не случайно напоминают театральные мизансцены. «Представлялся Станиславский, когда работала над Фамусовым», – вспоминает художница. Вместе с уходом тона и победой линии не просто облегчалась страница и усиливалась роль графического элемента в книге. Уходила поверхностная, одноплановая трактовка героев грибоедовской комедии – они приобретали порывистость и нервность живых людей. Обновлялся язык советской книжной графики, и незбежно утверждала себя графическая природа иллюстрации.Расстаяла эффектная фигура красавца Чацкого – персонажа из академически трактованной пьесы.Вместо него явился естественный человек, уже не складывающий руки на груди подобно Наполеону. В том, как порывисто он склонился к Софье, видно подлинное волнение, а в разговоре с Фамусовым – размышление и сосредоточенность. Благодаря своебразной оркестровке иллюстраций исподволь возникает ощущение, что перед нами драматическое действо. Крещендо в нем – бал. На развороте слева и справа – две компактные группы. Это гости. Динамика их поз, трепет бала, изящество одних и жеманство других – все дает нам линия, объединающая и разбивающая фигуры, то определенная до жесткости, то вдруг буквально летящая по бумаге.

shishmareva-title-page

А. Грибоедов, Титульный лист, “Горе от ума”, Дет. лит., Л., 1969 (из коллекции автора)

Думается, что любовь Татьяны Владимировны к линии не случайна. Воспитание, которое она получила ( ее отец был крупным филологом, знавшим более десяти языков) сыграло роль в ее тяготении к классике. В свою очередь, творческая манера, к которой она пришла, базируется на классической традиции линейного рисунка. Вызывает искреннее уважение та последовательность, с которой Т. Шишмарева обращается к классическим произведениям русской и европейской литературы. Вероятно, можно говорить о внесении Т. Шишмаревой определенного вклада в иллюстрирование классики. Дело не только в том, что она работала над произведениями Ч. Диккенса, Н. Лескова, А. Куприна, А. Грина, М. Горького, И. Гончарова. Это не всегда были удачи. Но в этих работах всегда были определенные качества, присущие только ей: удивительные по проникновению в психологическое состояние персонажа поптретные характеристики.В этом плане интересны некоторые иллюстрации к «Обломову» (М., Детгиз, 1954). Лист, где происходит объяснение Обломова с Ольгой, раскрывает нам всю его натуру – и детски чистую, и ленивую, не способную преодолеть инертность. Все в позе: грузное тело тянется к Ольге, и одновременно оседает вниз, прикованное к земле собственной тяжестью. Человек, его характер – вот что прежде всего волнует художницу. На изображении отдельных персонажей или групп строятся, как правило, ее иллюстрации послевоенных лет. И в станковой графике Т. Шишмаревой главное место занимает портрет. Сама Татьяна Владимировна говорит, что в своем стремлении понять, раскрыть человеческий характер она видит продолжение того, чему учил В. В. Лебедев. Искусстведы и художники, выступавшие на обсуждении выставки Т. Шишмаревой, состоявшейся в марте 1975 г. В ЛОСХе, высоко отзывались о ее портретном творчестве. Многие высказывали мысль, что ее портреты – это не копирование характеров с натуры, а их толкование, что в этих портретах есть пластическая идея, выражающая внутренний мир человека – жестом, позой, манерой, которые всегда выдают его принадлежность сеогдняшнему дню.

sh1

Т. Шишмарева. Рисунок (см. на сайте: http://all-drawings.livejournal.com/272943.html)

И в «портреты» литературных персонажей Т. Шишмарева вносит свое отношение. Особенно интересны ее иллюстрации к А. П. Чехову. Чехов занимает особое место в творчестве художницы. Она обращается к нему постоянно и не устает совершенствоваться. Одно из лучших чеховских изданий в ее исполнении – сборник «Анна на шее. Попрыгунья. Невеста» (М. – Л., Худож. Литература, 1966). Это, в сущности, та область иллюстрирования, которая сейчас в детских изданиях переживает наибольшие трудности. Читатель среднего возраста и юношество еще нуждаются в активной роли иллюстрации, но уже готовы воспринять ее условность, ее подтекст, а эта неоднозначность присуща далеко не всем художников, работающих для детей.

Перовые иллюстрации к Чехову сделаны Т. Шишмаревой с изяществом и легкостью необыкновенной. Гибкие, трепертные линии кружатся на свободных белых страницах, создавая образы, полные недоговоренности – не столько характеры, сколько состояния. Они в позах, в жестах, в наклоне головы. В них чеховская неуловимость, переходность, душевная неуравновешеннсть. Самым, казалось бы, неожиданным образом вдруг обрезаются фигуры, но это всегда убедительно, так любой фрагмент – часть общего. Линии могут неожиданно прерваться, или жестко пересечь друг друга: в их нервном беге, тревожащем чистое белое поле нет классической успокоенности – и от того нет ее ни в одном из «портретов» персонажей. Рисунки конкретны и условны, в них есть законченность и недосказанность. Это Чехов, и это живое современное искусство, способное выразить едва уловимые движения человеческой души. Какое органическое переосмысление классического линейного рисунка.

После «Анны на шее» было второе издание итальянских сказок «Три апельсина» (Л., 1969), «Бедная Лиза» Н. М. Карамзина (М. – Л., 1970), второе издание рассказов Н. С. Лескова (Л., 1973). Не так давно вышли и «Три повести» Ж. Сименона с ее иллюстрациями. Свое 70-летие Татьяна Владимировна Шишмарева встретила работой.

 


 

Advertisements

About Yelena Yasen

Yelena Yasen (Елена Ясногородская): M.A. in Art History and Criticism from The Academy of Fine Arts, St. Petersburg, Russia. Work history includes: The Hermitage Museum, St. Petersburg, Russia; Brooklyn Museum, New York; New School for Social Research, New York. Presently: College Professor, Writer, Art Designer; an author of "Russian Children's Book Illustration or Another Chapter in the History of Russian Avant-Garde" (Institute of Modern Russian Culture, University of Southern California, Archive) and more than 30 published articles in Russian and English.

Discussion

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: