//
you're reading...
Children's Illustration

© Yelena Yasen. Succession. “Children’s Literature,” Moscow, July, 1975

© Елена Ясногородская.  Статья о ленинградском художнике-графике Борисе Власове, редактор Л. С. Кудрявцева, «Детская Литература», Москва, Июль, 1975. Стр. 77 – 80

 

Преемственность 

 

 

boris-vlasov

© Борис Власов. Летние каникулы в песках. Л. Детская литература. 1968 (см. на сайте “Художник Борис Власов”)

Сегодня трудно пожаловаться на то, что в Ленинграде мало детских художников. Вот и недавняя выставка, посвященная сорокалетию ленинградского отделения издательства «Детская литература» (см. статью Э. Кузнецова «Пути и перепутья»: «ДЛ», №6, 1975), показала, что многих мастеров среднего поколения привлекает работа в детской книге. Правда, далеко не про каждого можно сказать, что им найден свой стиль, свой художественный язык.

В этой статье мы расскажем о художнике Борисе Власове, в чьем творчестве, на наш взгляд, наиболее сильно проявляется то, что мы до сих пор называем «ленинградской школой книжной графики».

Манера Бориса Власова своеобразна. Он не только не раскрывается сразу, а напротив, в первый момент может едва ли не оттолкнуть видимой жесткостью. Когда берешь в руки «Сказки для Френка» (переложегие С. Сергичем негритянских народных сказок, и, с привычной торопливостью, листая книгу, находишь первую иллюстрацию, она разачаровывает глухим черным фоном, кажущимся скучным и монотонным, стереотипностью характеристик американских «белых» – яростная и грубая жестикуляция, зубастые челюсти, остренькие кепи и пестрые рубашки – все выглядит слишком резким и уже известным. Но когда книга прочитана, т.е. когда замысел понят в полной мере, все встает на свое место. Эта первая иллюстрация – не просто некое удачное или неудачное сочетание человеческих фигур и цветовых пятен, а завязка конфликта, когда тема только намечена. А тема эта – борьба белого с черным. Белый цвет будет связан с темнокожими персонажами, а черный – с «белыми». Стайка подонков, изрыгающих проклятья, несется вперед на адской машине, и черный провал, из которого вылетела машина – как океан ненависти. Важен не столько облик всего экипажа, сколько ощущение, что машина может все снести на своем пути. Этого нельзя было бы почувствовать, если бы персонажи были разработаны детальнее.

Художника интересует атмосфера, возникающая вокруг человека, и человек как создатель этой атмосферы. Все белые персонажи окружены черным, как мраком. А чернокожие? Власов делает истинно черным лишь контур фигур, жирный, грубый, ломкий. Даже лица и обнаженные части рук и ног не глухо черные, а освещенные, бликующие. И эта игра черных и белых в черных контурах пятен создает, в итоге, беспокойные контрасты. Белый цвет становится лейтмотивом иллюстраций, и он прекрасно ассоциируется с тем тоном, в котором рассказаны истории о чернокожих людях.

Детские книги Бориса Власова привлекают выраженным отношением к современности, смелой интерпретацией текста, богатством ассоциаций. Индивидуальность стиля заметна уже в одной из его ранних книг – «Куда торопится река» В. Фетисова (Л., «Детская литература», 1967). В ней заметно стремление к последовательному развитию темы, как бы, к нагнетанию ее. С каждой страницей меняется угол зрения художника на казалось бы, знакомые, вечно повторяющиеся картины природы. И она предстает перед нами изменчивой, преображенной человеком, не всегда покорной (на обложке – это мускулистая своенравная змея), а то вдруг – спокойной и умиротворяющей. Б. Власов стремится понять суть явления, а не просто описать его. Интересно еще и другое. Уже в этой книге художника, родившегося за несколько лет до войны (в 1936 г.) и формировавшегося в послевоенное десятилетие, проявилась его общность с одной из ближайших сподвижниц выдающегося основателя послереволюционной школы детской иллюстрации, В. В. Лебедева – В. М. Ермолаевой: некое ощущение напора, силы, возникающее от противоборствующих цветовых сочетаний, крупного масштаба рисунков. Б. Власов, подобно В. Ермолаевой, не боится дать максимальную нагрузку книжному листу, в полной мере выразить свой творческий темперамент. И хотя в «Реке» не все удалось, в ней есть повторы, и, может быть, излишние заставки, но знаменательна сама ориентация на лучшие традиции в области советской детской иллюстрации. Ориентация эта не случайна.

Б. Власов – сын двух известных художников Т. В. Шишмаревой и В. В. Власова, непосредственных учеников В. Лебедева, работавших вместе с ним в Госиздате. В. В. Лебедев был для будущего художника близким человеком, другом дома, формировавшим вместе с родителями его художественный вкус. Это был «домашний университет», роль которого в определенном смысле не может быть перекрыта никаким специальным учебным заведением, даже Академией Художеств, которую Б. Власов окончил в 1961 году.

Все книги Власова (детских, к сожалению, немного – семь) объединяет изначально присущее ему качество – энергия пронизывающая любую его работу, и не только иллюстрацию (он очень интересный станковист). Даже в тех случаях, когда, казалось бы, нет повода к непосредственному изображению движения, к выявлению динамики, Власов все равно ее обнаружит. Что за странный диск с названием «Луна и зайцы» на обложке книги Б. Сергуненкова (Л., «Детская литература», 1968)? Как игра в перевертыши. Красный диск – метафора красного лунного цвета, голубые ленты вокруг будто сам лунный свет. Есть и классический лунный серп – единственное белое пятно в центре. Он все заряжает невидимыми лучами, увлекая за собой буквы, похожие на заряды, разлетающиеся во все стороны, рыбу, пускающую пузыри, головастика, охотника… Это как бы увиденные и выявленные художником живые силы природы. Опять торжествует энергия.

Б. Власов внимателен к традициям самым разнообразным. Но он умеет переработать их в соответсвии с собственным мироощущением. То, что иллюстрации к сказкам в книге «Луна и зайцы» опираются на русское народное творчество, заметно по элементам народных орнаментов, разлапистым наивным буквам названий, цветам, пришедшим с рушников и подносов. Но есть в них и другое: напряженность цветовых сочетаний, неоднозначность решений – дерево выросшее на ладони у бедняка – это не дерево, а сказочная жар-птица, лучащаяся невиданными побегами.

И вот благодаря переосмыслению традиций мы почерк Власова всегда узнаем, во всех его книгах. Он суров, подчас противоречив, сложен. Пожалуй, только в одной книге «Ружье деда Амбросио» (Л., «Детская литература», 1969) юмор – это основная мелодия. Он яснее или приглушеннее проявляется на каждом листе – то в лихих усах удалого деда, то в розовых ручках богатого американца, то в самих позах ссорящихся братьев, похожих на двух упершихся друг в друга баранов. Причина ссоры – участок земли, который им не поделить. И вот он здесь, но не в элементарном понимании, это не какая-то реальная часть земельного пространства, а почти утес, вклинившийся между ними, вздыбившийся, будто осознающий свою причастность к происходящему. Прекрасно передана сама суть конфликта, при этом рождается образ именно художественный, ибо, например, прихотливые, ползущие ветки с плодами – синими бусинками, условно разбросанными на плоскости утеса, создают, в итоге, изысканную игру цветных линий и пятен.

Декоративность, монументальность, стремление к неким изобразительным формам, в которых индивидуальное переработано и подчинено выводу, знанию о натуре, пониманию факта, или характера персонажа, наконец, энергия, напряженность, столь свойственные сегодняшнему дню, – разве все эти качества не говорят о том, что Власов современный художник? Он не преподносит детям готовых решений, не кормит из патокой. Например, в «Рисунках на камне» Р. Заславского (М., «Детская литература», 1972), книге о первобытном человеке, Власов, отталкиваясь от первобытных рисунков, как от схемы, создает отнюдь не наивные, лишенные логики композиции. В сцене охоты на медведя мы уже не встретим мишку, похожего на колобка, как в «Луне и зайцах», у которого вместо шерсти какая-то спутанная паутинка. Напротив, здесь воинственная свирепость, агрессивность охотников, перед которыми огромный зверь оказывается беззащитным, ослепленным стрелой, вонзившейся ему прямо в глаз. Это ожесточенная схватка до смертельного конца, до рогатины, к которой подвесят «спеленутого» зверя и понесут в суровое жилище, чтобы там содрать с него шкуру. Медведь оказывается тем страдательным началом, роль которого в первобытном искусстве всегда выполняло травоядное животное. Здесь огромного зверя загоняет и терзает человек. Жестокость подчеркнута. Так в книге, расказывающей о древнейших временах, вдруг возникает сегодняшний, часто жестокий, полный тревог мир.

Б. Власов располагает фигуры на листе абсолютно условно, без реальной глубины, уравовешивая лишь цветовые массы. Все выражено через специфику графического изображения. Белый лист – это пустынный бесприютный мир; охотники, застывшие в магическом танце, словно повисшие в этом холодном пространстве, загадочны; в них есть что-то звериное. А разве не кажется нам сегодня, что первобытный человек должен был чувствовать себя заброшенным в этой безграничной бесприютности?

Главное даже не в том, что Б. Власов владеет графической культурой книги. Если бы он мог только это, еще не было бы повода судить о нем, как о художнике. Б. Власов умеет говорить в детьми сегодняшним языком о сегодняшнем дне, он предлагает ребенку учиться осмысленно воспринимать прошлое. Именно в этом заключается творческий подход художника к замечательным традициям советской книжной графики для детей.

И последнее. К самым непритязательным книжкам Б. Власов сумел сделать значительные иллюстрации. Как же были бы интересны его иллюстрации для детей к подлинно художественным текстам – классическим и современным. А пока он иллюстрирует книгу для взрослого читателя – «Облако в штанах» В. Маяковского.

 

См. статью на сайте:
http://kid-book-museum.livejournal.com/131812.html

 

 

 


 

Advertisements

About Yelena Yasen

Yelena Yasen (Елена Ясногородская): M.A. in Art History and Criticism from The Academy of Fine Arts, St. Petersburg, Russia. Work history includes: The Hermitage Museum, St. Petersburg, Russia; Brooklyn Museum, New York; New School for Social Research, New York. Presently: College Professor, Writer, Art Designer; an author of "Russian Children's Book Illustration or Another Chapter in the History of Russian Avant-Garde" (Institute of Modern Russian Culture, University of Southern California, Archive) and more than 30 published articles in Russian and English.

Discussion

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: